Жизнь и колдовство по ту сторону

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Я зову ее Майская ведьма и искренне люблю все, что создает эта девушка. Потому что в ее работах живет настоящее волшебство. Марина Козинаки – талантливый фотограф, чудесный писатель – соавтор сказки «По ту сторону реки» и иллюстратор, от рисунков которого я без ума, а еще замечательный друг. Именно Марина создала обложку к моей первой опубликованной книге, которую я до сих пор восторженно разглядываю. 

Эта девушка поддерживает и вдохновляет всех, до кого может дотянуться, она ведет множество проектов, и я каждый раз удивляюсь, где Марина находит время и энергию. Иногда со стороны кажется, ее жизнь – сплошной праздник. Но, чтобы идти по выбранному пути, она работает каждый день. Хотите узнать чуточку больше о жизни Марины Козинаки? Вот вам свежее интервью.

Марина, ты – человек работающий или творящий?

Конечно, хочется ответить – творящий, но я все-таки совмещаю оба эти понятия. И хотя работа у меня творческая, во время некоторых проектов приходится подстраиваться под других людей, их требования, нести ответственность. А это уже не творчество чистой воды. 

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Что из твоих занятий для тебя работа, а что – любимое хобби? 

Работой я считаю свадебные съемки, как раз по причине, названной выше. Во время них я могу заниматься креативом, но он остается в рамках задач, стиля, в котором я снимаю, моего портфолио. Именно по нему меня выбирают люди, рассчитывая получить определенный результат.

Писательство для меня — любимое хобби. Я не воспринимаю его как работу, несмотря на то, что наша с Соней книжка вышла и мы получаем за нее роялти (второй соавтор — Софи Авдюхина). Может, дело в том, что публикуются написанные книги и пока не приходилось укладываться в сроки, сдавать работу. Так что писательство  — ленивое творчество в свое удовольствие: могу писать что хочу, когда хочу, уехать на поиски вдохновения, куда вздумается.

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Отнести рисование к одной из категорий сложно. Оно зависит от самих проектов. Что-то я воспринимаю, как творчество, даже если рисую на заказ, а что-то – как чистую работу. 

По каким критериям ты разделяешь виды своей творческой деятельности?

Работа для меня — больше проект в команде. Когда есть определенная степень ответственности, и я понимаю, какой результат ждут в итоге. 

Не всегда работа – то, что делаешь за деньги. В год у фотографа бывает несколько съемок, которые не приносят дохода. Они нужны для портфолио. Но и такие проекты я воспринимаю как работу. 

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Можешь расставить приоритеты или все для тебя одинаково важно? 

Я рисую с самого раннего возраста, практически каждый день за редким исключением. Потому рисование для меня в приоритете. 

Когда и как ты осознала, чем хочешь заниматься в жизни и считаешь ли, что осознала?

Нет, не осознала. Мне бы дельфинов спасать. А вообще, я поняла, что хочу заниматься творческой деятельностью, когда меня в ней резко ограничили. Это случилось после школы — нужно было выбирать вуз и родители начали давить, не позволяя выбрать профессию.

full-width-image

Фото — Марина Козинаки

Поначалу я пошла у них на поводу, поступила в экономический. Мне даже нашли работу, убеждая, что идти по карьерной лестнице, зарабатывать деньги — здорово. Так и казалось, ведь мне интересно все новое, легко даются точные науки. Но в итоге, я продержалась полтора года, потом забрала из вуза документы, уволилась с работы и, придя домой, поставила родителей перед фактом, что поступаю в художественный институт.

После этого пробовала работать в офисе на более-менее творческой должности – бильд-редактором. От меня требовалось подбирать фотоматериалы под статьи. Там проработала всего два месяца. 

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Поддержали ли родители твое решение о смене учебы?

Мне кажется, нет. В истерику тоже никто не впадал. Сказали: «Поступишь на бюджет, пойдешь учиться». Правда, когда это случилось, все очень радовались. 

Отчасти, я понимаю родителей, в то время было модно отправлять детей на престижные факультеты. Каждый понимал, кем ты будешь работать. А когда об этом спрашивали меня, я не могла ответить. Но уже тогда не считала, что это страшно. Главное — заниматься любимым  делом.

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Когда ты почувствовала, что обыденная стандартная работа не для тебя? Почему она тебе не подходит?

Когда поработала на ней. Мне сложно трудиться по графику – слишком многое зависит от вдохновения. Часто писатели, с которыми я общаюсь, говорят, будто его не существует — ты садишься и пишешь, когда есть время. Я же воспринимаю ситуацию иначе и думаю, некоторые находятся в постоянном потоке вдохновения, потому не отличают свое состояние от момента, когда оно отсутствует. 

Я слишком завишу от внутренних желаний. Могу два часа делать что-то интересное, а потом резко заняться другим делом. Неинтересная же работа дается мне сложно. Невыносимо тратить время, которого и так не хватает, на заведомо плохой результат. Потому предпочитаю делать, что хочется.

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Как ты понимаешь принцип «работать необязательно»? Что он для тебя значит?

Мне нравится теория про безусловный доход. Она гласит — если всему человечеству выплачивать некую сумму денег просто так, то даже 10% людей, которые занимаются любимым делом, принесут миру и планете гораздо больше пользы, чем все, кто сейчас ходят на нелюбимую работу.

Эта тема мне очень близка, ведь в моей жизни еще существуют проекты, которые я беру больше ради денег, хоть они и творческие. Хотелось бы иметь подобный безусловный доход, чтобы отказаться от них. Думаю, тогда я смогла бы сделать больше полезного — у меня многое получается, но времени не хватает. Поэтому да — работать необязательно.

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Чем тебе нравится твоя работа? Что она дает? 

Если говорить конкретно о работе, она меня немножко заземляет и это хорошо. Ведь я могу в какой-то момент совсем оторваться от реальности, уехать в деревню и жить дикарем. А работа заставляет возвращаться в мир, чувствовать связь с социумом, в котором мы живем. Это полезная вещь, которая удерживает от чересчур романтичных мыслей и безрассудных планов.

Работа, творчество и жизнь для тебя неразрывны или все же существуют отдельно? Ты как-то расставляешь границы? 

Границы я не провожу. Могу работать, рисуя, или так же отдыхать, отправиться в путешествие и провести там сто тысяч съемок, а вернувшись, пойти снимать по работе. И для меня это будут совершенно разные проекты, чувства от них разные. От одних я отдыхаю, другие меня выматывают.

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Как построен твой стандартный рабочий день? 

У меня его нет. Мой день всегда проходит по-разному и зависит от работы, которая есть в данный момент. Если у меня несколько свадебных съемок подряд, стараюсь не затягивать с обработкой. Например, в субботу отсняла свадьбу, в воскресенье отдыхаю, сбрасываю фотографии и вообще к ним не притрагиваюсь. В понедельник встаю с утра, проверяю почту, а затем несколько часов работаю с фотографиями. Прерываюсь на обед, могу отвлечься ненадолго во второй половине дня и вечером доделываю работу. Чаще всего на одну свадьбу уходит четыре дня. Но время зависит от хронометража съемки. 

full-width-image

Фото — Марина Козинаки

То же самое с заказными иллюстрациями. Если срок на них ограничен, планирую, сколько часов в день должна выделить. В зависимости от стиля, рассчитываю время. Рисовать много часов подряд не могу — притупляется внимание, а это чревато ошибками. Из-за них 80% труда может пойти насмарку, ведь я делаю иллюстрации вручную. В качестве перерыва могу пойти в кино, магазин, посмотреть сериал.

А чтобы писать, еду на природу в деревню.

Как ты представляешь себе идеальный день?

Вокруг много природы. Я встаю утром, иду к бассейну или выезжаю на катере в открытое море, а там дельфины прыгают. Забавно, что с детства, когда нужно было вообразить идеальную жизнь, я думала про дельфинов или больших кошек. Вот такой образ, несвязанный с моей деятельностью.

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Что тебе нужно для счастья?

Побольше природы и времени, его мне всегда не хватает. А вообще, важно правильное окружение. Не хочу тратить время на тех, кто мне не нравится, не люблю, когда мной недовольны. Потому ограничиваю свой круг общения приятными мне людьми, с которыми я на одной волне. 

Бывают ли трудности в твоей работе и творчестве, когда ты неуверенна в чем-то или недовольна? 

В рисовании, если ты все время доволен своей работой, то не будешь развиваться. Но подобное недовольство — нормальное чувство. В целом, мне нравятся мои иллюстрации. Они получаются такими, как я планировала, хотя я часто думаю, что могла нарисовать какие-то детали лучше.

Различные ситуации на съемках я вообще не воспринимаю, как трудности. Иногда мне не нравится контактировать с людьми. Могут возникнуть сложности из-за неправильного поведения заказчика, который не написал ТЗ, а потом говорит: «Я думал, ты снимешь иначе».

full-width-image

Фото — Марина Козинаки

В остальном проблем нет. Правда, меня тревожит, что в какой-то момент я перестала быть смелой в фотографии. Раньше не боялась снимать на пленку, а теперь вытеснила ее цифрой и не могу пока к ней вернуться. Поснимать несколько портретов на пленку – не проблема, но отснять крутой сказочный проект не решаюсь – боюсь, что-то пойдет не так, не получится. Может, стоит сходить на хороший мастер-класс, поработать под руководством и понять, что все в порядке.

По поводу трудностей писательства. Мне сложно отдавать свои произведения миру, осознавать, что у людей есть на них реакция. Я не говорю о негативе. Благодаря друзьям-писателям у меня веселое отношение к критике – часто это повод посмеяться. Но вот когда кто-то прочитал мою книгу и прислал отзыв, на меня вдруг накатывает паника. Я реагирую болезненно на сам факт, что у людей появляются мысли о моем творении, даже хорошие. До сих пор это сильно волнует. 

Исправлять же свою писательскую работу, реагируя на придирки, я не стану, хотя критика может меня ранить. С иллюстрациями все иначе – мне все равно, что бы плохого не говорили о них. Рисование у меня врожденное, я не могу не рисовать.

full-width-image

Фото — Марина Козинаки

Как находишь душевное равновесие? Что тебя вдохновляет, если сил нет?

Проездки в деревню. Чем ближе к природе, чем дольше я нахожусь там, тем лучше. Идеально, если окружение похоже на мои книги, ведь «По ту сторону реки» – деревенская история. Так что животные, растения, прогулки по лесу очень мне помогают. Природа уравновешивает. Через несколько дней в голове все становится на свои места и я понимаю, какие вещи в жизни по-настоящему важны.

Бывает ли, что у тебя банально нет денег? Что ты делаешь в такой ситуации?

Бывает. Как у свадебного фотографа, у меня есть пара месяцев зимой, когда заказов мало. К тому же, я не особо умею пиариться, искать клиентов. 

Раньше психовала по этому поводу, изводила мужа (он тоже фотограф). Сейчас более спокойно отношусь к ситуации. Посвящаю свободные дни чтению, творчеству, на которое не хватало времени, писательству. Могу даже заняться графоманией и сесть за описания природы. 

Сейчас-то я научена опытом — ничего страшного не случится, деньги придут. А на эти месяцы просто стоит отложить немного.

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Есть ли у тебя странные хобби помимо творческой работы?

Магия. Я хожу на курсы в центр развития личности «Арканум», который основал Алексей Похабов. Уже третий курс заканчиваю. Пусть остальное останется тайной. 

Что может заставить тебя свернуть с выбранного пути?

Даже не знаю. Катастрофа, после которой жизненно необходимо для меня, близких людей или в целом для человечества, чтобы я участвовала в строительстве города или чем-то подобном. Больше в голову ничего не приходит. Точно не чужое мнение. 

Еще, может быть, ситуация, когда невозможно заработать способами, которыми я сейчас зарабатываю. Если я останусь без средств к существованию и вынуждена буду на время забыть о своем пути.

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Бывает ли, что ты чувствуешь давление со стороны окружающего мира, поскольку твоя жизнь далека от общепринятой нормы? 

Да. Со стороны родственников. По одной из линий они у меня рабочие лошадки. И то ли у меня возникает чувство вины, то ли мне его навязывают, но иногда я действительно ощущаю себя человеком, которому все дается легко. Словно я целыми днями хожу по приятным местам, провожу время на природе с ноутбуком или альбомом и получаю за это деньги. А потом еще еду путешествовать. Мы с мужем очень любим поездки, и все сбережения тратим на них. 

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

По сравнению с родственниками, которые живут совсем иначе, моя жизнь выглядит нереально, будто я ничего не делаю, хотя, возможно, работаю больше других. Конечно, вслух об этом не говорится, но я понимаю намеки, так что меня они задевают. Особенно в ситуации, когда не можешь ответить на обвинения, поскольку никто не высказывает их в открытую.

Я переживаю, конечно, но двигаюсь дальше. Мы пришли в мир, чтобы быть счастливыми. А если есть ощущение, что это не так, пусть даже все вокруг твердят, какая классная у тебя работа, не стоит идти таким путем. Не знаю, в какой момент произошел перекос в сторону общественного мнения, уход от личных ощущений, интуиции. Ведь именно они подсказывают, что для нас правильно, а что — нет. 

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Если бы ты была волшебным существом, то каким? Какой род занятий выбрала бы?  В каком мире?

Я хотела бы быть созданием, которое умеет летать. Мечтаю испытать это чувство. А еще — обладать осязаемыми магическими способностями. Магия, которой я занимаюсь сейчас — невидимая вещь. Я не могу создать фаербол, а было бы здорово сделать что-то эффектное.

По поводу рода деятельности, самый близкий мне герой из «По ту сторону реки» – целитель. И я тоже хотела бы заниматься целительством: собирать травы, замешивать зелья, что-то нашептывать и исцелять людей. 
А вот мир выбрала бы либо полностью фэнтезийный, либо тот, что каким-то образом соприкасается с нашим.

full-width-image

Фото — Сергей Христолюбов

Расскажи о своих критериях жизненного успеха. 

Они у меня достаточно материальны. Я бы хотела за свое творчество получать много денег, которых бы хватало на жизнь. Мне не нужна роскошь, но есть вещи, без которых я не могу — путешествия, дом в деревне. Наличие средств я воспринимаю, как равносильный обмен энергиями. Не вижу в этом ничего плохого. Но страдать, если заработка нет, не буду. 

Расскажи о планах на будущее.

Хочу закончить сказку «По ту сторону реки». Мы с Соней сейчас пишем пятую книгу, а их всего восемь. И дальше все разрозненно, некоторые куски не продуманны. Возможно, скоро наступит момент, когда нужно будет писать по плану — меня это немного страшит. Так что цель на будущее – справиться с ситуацией и написать все также под вдохновением, атмосферно. Есть страх, что захочется закончить побыстрее – в первый раз в моей жизни мне называют сроки в издательстве. И я боюсь, вдруг не успею или получится ерунда.

full-width-image

Фото — Марина Козинаки

Также хочу написать еще одну историю, которую давно начала. И очень надеюсь на небольшой домик на природе.

Вам это может понравиться

9 комментариев

  1. Было очень интересно! Жень, у тебя дар журналиста) Ну а Марина как всегда источник вдохновения, иногда стоит в таком ключе мыслить, как она)

    1. Оля, спасибо, особенна за похвалу моим журналистским способностям. Они пока даются мне нелегко, но я верю, что справлюсь )).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *